Архаика и психоанализ — Fullchaos

Архаика и психоанализ

Зигмунд Фрейд

Проблема изучения архаики в контексте культуры и связи с модерном достаточно и интересна на наш взгляд. Основание для подобного интереса дает тот факт, что архаика вне всяких сомнений играет одну из основных ролей в развитии культуры. При этом архаика влияет на развитие культуры не только на первых этапах, но на всем периоде существования культуры.
Архаика, как только что было сказано, присутствует на всех этапах развития культуры и, можно добавить, если даже и не во всех, то, по крайней мере, в большинстве ее сфер. Свое влияние оказала она и на такое направление психолого-философской мысли, как психоанализ.

Как раз роли архаики в психоанализе и посвящена данная работа. При этом необходимо заметить, что архаика в психоанализе проявляется в особой форме – форме архетипов и именно об архетипах мы и будем говорить после того, как скажем несколько слов об архаике вообще.
Несколько слов об архаике вообще.

Говоря об архаике и модерне в контексте культуры, необходимо выделить в первую очередь то, что понятие «архаика» использовалось изначально лишь при обращении к досовременным обществам, при обращении же к современным обществам (культуре) применялось несколько иное понятие – понятие «традиция». Как правило, достаточно часто между архаикой и традицией, не делается различий. Эти понятия несут в своем содержании много общего, однако, как нам представляется, их все же стоит строго различать.

Достаточно многообразный комплекс явлений, объединяемых в понятии традиции, имеет одно главное свойство – он определяет длительность и стабильность присутствия в культурной жизни. Говоря о традиции, имеют ввиду устойчивые культурные и социальные связи, структуры, которые обеспечивают преемственность социальной жизни и задают определенные рамки мотивам и формам социальной деятельности. Традиции многослойны и многообразны по своей природе, но при этом они и достаточно хорошо структурированы. Всего этого не скажешь об архаике. Она не обладает рациональной структурой, не несет на себе конструктивную функцию регулирования человеческого поведения, не характеризуется определенностью и устойчивостью.

Архаика не систематизируется и не сохраняется в социальных формах – это свойство характерно для традиции, архаика же оседает на психологическом уровне и прежде всего на уровне подсознания. Наиболее явно проявляется она в пограничных ситуациях, в спонтанных, внекультурных движениях человеческого духа. В то время как традиция является передаваемым культурным текстом, архаика является культурным подтекстом, не формализируемым и не вербализуемым в культуре. Она является своего рода оборотной стороной, тенью культуры. Она возникает в местах разрушения культуры, там, где происходит разрушение традиции, и призвана, в данном случае, компенсировать традицию. Поэтому до определенной степени архаика способна управлять традицией. В свою очередь и традиция несет на себе печать архаики, ее дух, стремящийся укоренить культуру в источнике первобытной, природной жизни человека. Архаика составляет жизнь конкретных, но в себе пассивных и не самостоятельных форм традиции. Граница, предел, форма, которую имеет традиция и не имеет архаика, проходит в месте столкновения архаики с модерном.

Архаика и психоанализ: архетипы

Итак, теперь, когда мы сказали пару слов об архаике вообще, можно перейти к непосредственному рассмотрению того, как архаика реализуется в психоанализе. Как нами было уже сказано выше, данная реализация архаики происходит в особой форме – форме архетипов, давайте же и приступим к их рассмотрению.

Фрейд и Юнг об архетипах

Начиная разговор об архетипах, необходимо в первую очередь выяснить, что же представляют собой архетипы.

Термин «архетип» переводится как первообраз, праобраз. Этот термин встречается у древнеримских философов и богословов: Дионисия Ареопагита, Филона Иудея, Иринея и Августина. В двадцатом же веке понятие архетипа стало ключевым в психоаналитической концепции К. Юнга. Юнг называл свою школу мысли «аналитической психологией», но он мог бы с той же правотой назвать ее «архетипической психологией», так как не существует более фундаментального термина для юнговского анализа, чем «архетип».

Понятие архетипа хорошо проявляется в юнговской концепции культуры. В центре данной концепции лежит «коллективное бессознательное», которое, согласно Юнгу, идентично для всех людей и образует тем самым всеобщее основание душевной жизни каждого, будучи по природе сверхличным.

Карл Густав Юнг

Карл Густав Юнг

По мнению Юнга, «коллективное бессознательное» передается по наследству и является базой, на которой вырастает человеческая психика. Под влиянием врожденных программ появляются не только элементарные животные поведенческие реакции, наподобие безусловных рефлексов, таких как либидо, но также и восприятие, и воображение, и т.д. .
Содержанием «коллективного бессознательного» выступают же общечеловеческие первообразы – архетипы ( такие как образ матери – земли, мудрого старца и т. д. ). Архетипы выражаются как в мифах, так и в магии и т.п. .

К. Юнг, таким образом, называл архетипами «первобытные образы», ту часть психического содержания, которая еще не прошла какой-либо сознательной обработки и представляет собой еще только непосредственную психическую данность. Архетип как таковой существенно отличается от исторически ставших или переработанных форм. Архетипы, по Юнгу обладают энергией создавать символы, они не имеют определенного происхождения; они воспроизводят себя в любое время и в любой части света.

Архетипы являются чисто формальными, категориальными, понятийными потенциальностями, которые должны быть актуализированы в опыте. Согласно Юнгу, они являются лишь «врожденными возможностями идей». Эти наследуемые возможности «придают конечную форму содержанию, которое было уже приобретено» в индивидуальном опыте. Они не обуславливают содержание опыта, но заключают его в установленную форму, «в пределах некоторых категорий». Архетипы — это коллективное наследование общих, абстрактных форм, которые структурируют личностное приобретение частного, конкретного содержания.

Зигмунд Фрейд

Зигмунд Фрейд

Зигмунд Фрейд, также как и Юнг, активно использовал понятие архетипа и архаики. В своей работе «Введение в психоанализ» Фрейд, говоря о сновидениях, называет способ выражения работы сновидения архаическим. При этом он выводит такие архаические черты сновидения как филогенетическое наследие и возможность распоряжаться забытым материалом детских лет.
Фрейд, таким образом, признавал архаико-морфологический характер бессознательного. Он допускал существование архетипов и называл их филогенетическими «схемами» или филогенетическими «прототипами». Фрейд полагал также, что комплекс Эдипа, представляющий отношения ребенка к родителям, принадлежит к числу этих схем или, вернее, составляет известный пример такого рода. И в тех случаях, когда переживания не соответствуют унаследованной схеме, они реконструируются в воображении, работу которого было бы безусловно полезно проследить в деталях. Именно эти случаи лучше всего могут показать нам самостоятельное существование схем. Мы, согласно Фрейду, нередко можем увидеть, как схемы одерживают верх над индивидуальным переживанием.
Архетипическая школа.

Итак, мы рассмотрели как архетип раскрывается в концепциях Юнга и Фрейда, но в психоанализе существует школа, на примере которой можно еще сильнее установить связь архаики с психоанализом. Это Архетипическая школа.

Школа «архетипической психологии» была основана вместе с некоторыми другими юнгианцами в Цюрихе, в конце 1960 — начале 1970-х годов. Эта школа возникла как реакция на то, что они рассматривали метафизические предположения самого Юнга как необязательные, и на некритичное, буквальное приложение юнгианских принципов. Хиллман предпочитал рассматривать архетипическую психологию не в качестве школы, а в качестве направления или подхода. Архетипическая психология — это постъюнгианская психология критическая переработка юнгианской теории и практики после Юнга. Хотя сейчас существует много архетипических психологов, наиболее выдающимся среди них все-таки остается Хиллман.

Джеймс Хиллман

Джеймс Хиллман

Архетипическая психология отвергает существительное «архетип», хотя и сохраняет прилагательное «архетипический». С точки зрения Хиллмана, различие между архетипами и архетипическими образами является несостоятельным. По его мнению, все, с чем все индивиды когда-либо сталкиваются на психическом уровне, есть образы или, иначе говоря, явления, феномены. Хиллман в этом смысле — феноменолог. Для архетипической школы архетипов как таковых не существует. Существуют только феномены, или образы, которые могут быть архетипическими.

Для Хиллмана архетипическое есть не категория, а лишь рассмотрение — перспективистская операция, выполняемая индивидом с образом. Поэтому Хиллман говорит, что любой образ можно считать архетипическим. Архетипическое — это действие, совершаемое индивидом, а не вещь как таковая. Рассматривать образ как архетипический значит рассматривать образ как таковой в определенной перспективе, операционально наделять его типичностью или, по определению Хиллмана, «ценностью».

В результате можно сказать, что архетипическая школа включает в себя то, что Юнг называет «метафизическим конкретизмом». Он стремился избегать этого, но признавал, что ему это никогда не удавалось полностью.

Таким образом, подводя итог, можно сказать, что архаика, архаическое занимает значительное место в психоаналитических теориях, выступая в форме архетипов.
Архетипы представляют собой некие факторы и мотивы, упорядочивающие и выстраивающие психические элементы в известные образы, зовущиеся архетипическими, а также первообразы, являющиеся содержанием «коллективного бессознательного», которое находится в прямой связи с культурой.

Похожие сообщения:

Ноябрь 15th, 2014 by